top of page
Поиск

[Роберт Дж. Фаузер] Торговая безопасность Южной Кореи в нестабильном мире



Российское вторжение в Украину застало почти всех врасплох. Президент США Байден неоднократно предупреждал мир, что Президент России Владимир Путин нападет на Украину, но мало кто думал, что он начнет массированное вторжение. А то, что он намекнет на возможное применение ядерного оружия, показалось еще более маловероятным.


За две недели с начала полномасштабного вторжения украинские силы оказали ожесточенное сопротивление и предотвратили попытки России захватить столицу Киев и свергнуть правительство. Тысячи солдат и мирных жителей были ранены и убиты, а 2 миллиона украинцев бежали из страны; еще миллион бездомных внутри страны. Российские атаки обрушились на украинские города, сделав миллионы людей более уязвимыми.


Через несколько дней после вторжения США и их европейские союзники объявили о ряде экономических санкций, интенсивность которых с каждым объявлением становилась все более жесткой. Вскоре страны в других частях мира тоже присоединились к череде жестких санкций. Совсем недавно США и другие страны объявили о запрете на импорт нефти и газа из России. Европейские страны, особенно Германия, объявили о значительном увеличении расходов на оборону, чтобы противостоять российской угрозе. Единство Запада впечатляет, учитывая, насколько испорченными стали отношения во время президентства Дональда Трампа.


Когда правительства и их лидеры объявили о санкциях, негосударственные субъекты, в том числе многие крупнейшие мировые корпорации, начали заявлять о выходе из России. Заявления набрали силу и, в сочетании с введенными правительством санкциями, в значительной степени отрезали Россию от большей части мировой экономики.


Итак, что все это значит для Южной Кореи? Как почти везде, внезапный поворот событий застал Южную Корею врасплох. Сначала страна не спешила объявлять санкции, но затем она это сделала, как отметил Президент США Байден в своем обращении к Конгрессу 1 марта. Задержка подверглась критике в Южной Корее, но она была короткой и вряд ли будет воспринята как признак отсутствия приверженности.


Более серьезной проблемой для Южной Кореи является ослабление приверженности свободной торговле. Санкции и бойкоты стран, какими бы оправданными они ни были, ограничивают свободу торговли. Эти вещи оказывают незначительное влияние на мировую торговлю, если они используются против нескольких небольших стран, но становятся помехой, если они вводятся против постоянно растущего списка государств. Экономическая политика, которая продвигает собственные товары по сравнению с импортными, может иметь популярность, но негативно влияет на торговлю и экономический рост.


Соотношение торговли к ВВП иллюстрирует потенциальную проблему для Южной Кореи. Данный показатель сравнивает импорт, экспорт и общий объем торговли с ВВП страны, и показывает, насколько страна зависит от торговли. Наверху находятся небольшие страны, такие как Люксембург и Сингапур. Для этих стран торговля в несколько сотен раз превышает ВВП. В крупных странах с большим населением, таких как Нигерия, Бразилия, Пакистан, США и Япония, торговля составляет менее 25 процентов ВВП.


А что насчет Южной Кореи? При текущем соотношении в 80 процентов страна сильно зависит от торговли. Средний показатель по странам мира составляет 56 процентов. Если посмотреть только на экспорт, то у Южной Кореи он составляет 43 процента ВВП страны по сравнению со средним мировым показателем в 28 процентов. В США данный показатель составляет лишь 10 процентов, а в Китае и Индии - лишь около 19 процентов.


Южная Корея — не единственная крупная экономика с высокой зависимостью от экспорта. Экспорт составляет 47 процентов ВВП в Германии и около 30 процентов во Франции, Италии и Великобритании. Разница между Южной Кореей и европейскими странами заключается в размере рынка. Европейский союз является общим рынком, и, хотя Великобритания больше не является его членом, она поддерживает свободную торговлю с ЕС.


В конце концов, разрушение свободной торговли вредит всем, но особенно опасен для Южной Кореи. У нее нет большого внутреннего рынка, на который можно опереться, что затрудняет смягчение последствий спада в торговле.


Более серьезной проблемой является Китай, куда направляется 26 процентов экспорта Южной Кореи. Отношения между Китаем и Россией в последние годы стали более тесными, и Россия обратится к Китаю за экономической поддержкой на фоне санкций. Если Китай согласится, то Запад может нацелиться на торговлю с Китаем в надежде на то, что он «отрежет» от себя Россию. В этом случае Южная Корея может оказаться под сильным давлением по поводу присоединения к санкциям, что поставит под угрозу дружественные торговые отношения с Китаем.


Однако Китай может решить, что поддерживать Россию слишком рискованно, и отвернуться от нее. Это помогло бы Южной Корее, но вопросы о ее долгосрочной торговой безопасности все равно останутся без ответа. Поиск ответов на них займет нового президента на следующие пять лет.


Роберт Дж. Фаузер


Роберт Дж. Фаузер, бывший адъюнкт-профессор кафедры корейского языка Сеульского национального университета, пишет о Корее из Провиденса, штат Род-Айленд. С ним можно связаться по адресу robertjfouser@gmail.com. -- Ред.


Comentarios


bottom of page