Поиск

[Ким Сон Кон] Глобализация Кореи и приставка «K-»



В наши дни Правительство Южной Кореи, а также агентства по продвижению поп-культуры добавляют префикс «K-» практически ко всему корейскому, которое популярно за рубежом, например K-культура, K-литература, K-поп, K-фуд, K-автомобили, K-сериалы, K-карантин и множество других. Возможно, южнокорейские политики и промоутеры хотят пробудить патриотизм и гордость, обозначив весь этот культурный экспорт буквой «К», предполагая, что все, что повышает престиж Кореи за рубежом, является исключительно «корейским».


Однако они могут ошибаться. Возьмем, к примеру, корейскую литературу. Когда в 2016 году «Вегетарианец (The Vegetarian)» Хан Кана получил международную премию Мана-Букера, южнокорейские газеты назвали это официальным признанием корейской литературы в международном сообществе. Однако Дебора Смит, переводчик отмеченного наградами романа, утверждала, что мы не должны использовать термин «K-литература» в отношении «Вегетарианца», поскольку это ограничивает роман категорией региональной литературы.


Смит была права. «Вегетарианец» получил престижную награду не потому, что это был корейский роман, а потому, что он понравился читателям во всем мире. Действительно, иностранцы читают «Вегетарианца», потому что он универсален и выходит за рамки границ наций. Прикреплять букву «К-» к всемирно известному корейскому роману не совсем правильно, поскольку это помешает роману стать мировой литературой. Фактически, ряд корейских писателей недавно добились международного признания как писатели мирового уровня без помощи «K-брендинга».


Мы живем в эпоху глобализма, постмодернизма и транснационализма, которая подразумевает пересечение границ. Национальность больше не имеет значения, когда речь идет о всемирно влиятельных культурах, литературе или поп-песнях. Строго говоря, K-pop даже не является исключительно корейским. Скорее, это смесь западных и корейских песен и танцев. BTS также пользуются огромной популярностью за границей благодаря своей очаровательной гибридности и культурному слиянию, а не исключительно «корейским» качествам. Молодежь в мире любит BTS не потому, что они из Кореи, а потому, что их песни и танцы имеют универсальную привлекательность. Если бы BTS пели и танцевали в традиционных корейских жанрах, это не понравилось бы западной молодежи.


Более того, другие развитые страны не добавляют инициалы своих стран к своей культуре, литературе или популярным песням. Например, американцы не называют свою всемирно влиятельную культуру и поп-песни «А-культурой» или «А-поп». Они также не маркируют свои всемирно известные франшизы быстрого питания, такие как McDonald’s, Burger King или KFC, как «A-фуд». Точно так же мы никогда не слышали о «Б-культуре» или «Б-попе» в отношении британской культуры и поп-песен. Также не существует таких понятий, как «Ф-культура» или «Н-литература», есть только французская культура и немецкая литература. Корея кажется единственной страной, которая приписывает «K-» чему-либо корейскому. Да, был «J-pop» из Японии, но его уже давно нет.


Таким образом, прикреплять «K-» ко всем корейским - плохая идея. Чтобы присоединиться к глобальному сообществу, нам больше не нужно указывать или подчеркивать страну происхождения. Чтобы проиллюстрировать абсурдность K-брендинга, возьмем, к примеру, производство. Всем известно, что «сделано в Мексике» или «собрано в Индии» не обязательно означает, что компания-производитель является мексиканской или индийской – данная фраза просто означает, что ее производство находится в этих странах. Точно так же многие иностранцы покупают электронику Samsung или LG, не зная, что они из Кореи. Samsung и LG уже стали мировыми брендами.


Что касается К-карантина, то он немного смущает, потому что звучит так, будто наши политики поздравляют себя с выполнением своей священной обязанности. Это также обидно, потому что несколько стран, которые справились с карантином лучше Кореи, не хвастались этим, добавив инициалы своих стран к слову «карантин». Более того, было несколько преувеличением сказать, что весь мир восхищался корейским методом карантина и хотел поучиться у Кореи.


Критики цинично высмеивают корейских политиков, отмечая, что они с таким же успехом могут рекламировать и экспортировать «K-политику». В Корее есть поговорка, что политики принадлежат к 19 веку, потому что они думают и действуют так, как будто они жили в эпоху Карла Маркса, когда промышленность и фабрики эксплуатировали рабочих. Однако сейчас мы живем в 21 веке, когда виртуальная криптовалюта и биткойн угрожают превзойти реальную валюту, а капитал превратился в просто цифры на экране компьютера.


Таким образом, чтобы идти в ногу с глобализацией, нам необходимо преодолеть узколобый национализм и чрезмерный патриотизм и отказаться от приставки «K-». Вместо этого мы должны попытаться добиться мирового признания самостоятельно. Пока мы не свободны от приставки «K-», мы не можем быть по-настоящему глобальными. Посмотрите на автомобили премиум-класса, такие как Lexus, Infinity или Acura. Они не носят имена известных японских автопроизводителей - Toyota, Nissan или Honda, но стали всемирно известными брендами класса люкс. Genesis делает то же самое на мировом рынке без названия производителя, Hyundai.


Точно так же мы можем сделать корейскую поп-культуру известным мировым брендом, не прибегая к названию страны или вмешательству со стороны правительства. Давайте удалим приставку «K-» из нашей высококонкурентной поп-культуры, которая очаровала глобальное сообщество.


Ким Сон Кон


Ким Сон Кон - почетный профессор английского языка в Сеульском национальном университете и приглашенный научный сотрудник Дартмутского колледжа. Высказанные здесь взгляды являются его собственными. - Ред.


Korea Herald (koreaherald@heraldcorp.com)


#южнаякорея #корея #политика #экономика #культура #общество #музыка #азия #промышленность #кпоп #финансы #маркетинг #национализм