Search

[В фокусе] 1,27 миллиона молодых южнокорейцев «де-факто» безработные


Расширенные показатели безработицы среди молодежи остаются выше 20% с мая 2017 года

Соискатели ждут своей очереди на собеседование во время совместной ярмарки вакансий в Сеуле, которая организуется крупными компаниями, оказывающими финансовые услуги. (Ренхап) SEJONG - Катастрофа COVID-19 привела к массовой безработице среди молодежи, которая в последние несколько лет уже была серьезной социальной проблемой. Согласно «дополнительному индексу занятости III», который был опубликован Статистическим управлением Южной Кореи, фактическая безработица среди людей в возрасте 15–29 лет достигла 1,272 млн. человек среди экономически активного населения в 4,785 млн. человек. Данный показатель выросло примерно на 225 000 человек всего за два месяца по сравнению с январем, когда он составлял 1,047 миллиона чел. «Дополнительный индекс занятости III» - относительно новый метод расчета безработных - классифицирует «частично занятых», которые работают менее 36 часов в неделю и хотят работать больше, и сезонных работников, которые работают только на опеределенное время года, как безработные. Данные за март указывают на то, что более 1 из 4 молодых людей в Южной Корее являются безработными. Эта цифра контрастирует с «официальными» данными, опубликованными южнокорейским правительством за месяц, в которых общая безработица среди молодежи составляет 402 000 человек или 9,9 процента. Официальные правительственные данные рассчитываются консервативным способом, не рассматривая большую часть временных работников в качестве безработных.

(Графика Ким Сон Ён / The Korea Herald) В период с января по март уровень безработицы среди южнокорейской молодежи резко вырос - с 21,4 процента в январе до 23,1 процента в феврале (число безработных де-факто составило 1,126 млн.) и до 26,6 процента в марте. В среду Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин обязался создать 550 000 рабочих мест в рамках плана стоимостью 89,4 триллиона вон (72,5 миллиарда долларов), используя в основном деньги налогоплательщиков. Но многие онлайн-комментаторы раскритиковали эту схему, предсказав, что она просто создаст много временных рабочих мест в государственном секторе, и назвали ее очередной тратой денег налогоплательщиков. Администрация Президента Муна, с момента вступления в должность в мае 2017 года, потратила более 50 триллионов вон на создание рабочих мест, что отражает ее предвыборное обещание создать 810 000 рабочих мест в государственном секторе и одновременно решить проблему безработицы среди молодежи. Но эти усилия привели к созданию временных рабочих мест для пожилых людей в возрасте 60 лет и старше в финансируемых государством организациях, а не к увеличению постоянных рабочих мест для молодого поколения. С мая 2017 года по март 2020 года уровень безработицы среди молодежи Южной Кореи превышал 20 процентов в течение 35 месяцев подряд. Прежний рекордный показатель до COVID-19 составлял 25,2 процента, опубликованный в апреле 2019 года. Многие экономисты связывают высокий уровень безработицы среди молодежи с резким повышением минимальной заработной платы, что обострило затраты на рабочую силу для малых предприятий. Ежемесячная минимальная заработная плата, которая составила 1,35 млн. южнокор. вон в 2017 году, выросла до 1,74 млн. южнокор. вон в 2019 году. Это является частью политики южнокорейского правительства, направленной на рост доходов, которая осуществляется несмотря на растущую критику. Вопрос заключается в том, будет ли Президент Мун придерживаться ориентированной на рост доходов экономической политики в оставшийся 25-месячный срок. Следующие президентские выборы состоятся через 23 месяца. Ким Ёнсе (kys@heraldcorp.com) #южнаякорея #корея #кризис #безработица #работа #экономика #промышленность #зарплата #политика #работавкорее #бизнес #финансы