Search

[Джозеф Э. Стиглиц] Изменился ли «Человек давосский»?


В этом году исполняется 50 лет Всемирному экономическую форуму (World Economic Forum, WEF) - важнейшей встрече деловых и политических элит мира, проводимой в Давосе, Швейцария. Многое изменилось со времени моего первого участия в Давосе в 1995 году. Тогда была эйфория по поводу глобализации, надежда на переход бывших коммунистических стран на рынок и уверенность в том, что новые технологии откроют новые перспективы, от которых выиграют все. Бизнес, работая вместе с правительством, будут играть ведущую роль. Сегодня, когда мир сталкивается с кризисами климата, окружающей среды и неравенства, настроение совсем другое. Facebook, готовый предоставить платформу для дезинформации и политических манипуляций, независимо от последствий для демократии, продемонстрировал опасность монопольной экономики, контролируемой частным сектором. Корпоративные лидеры продемонстрировали отчетливо аморальные поведения, причем не только в финансовом секторе. Более того, многосторонность находится под угрозой. Соединенные Штаты, которые исторически были самым сильным их защитником, теперь имеет администрацию, приверженную принципу «Америка прежде всего» и подрыву глобального сотрудничества, даже когда потребность в сотрудничестве во множестве областей - включая мир, здоровье и окружающую среду - становится все более очевидным. Встреча этого года показала разочарование во все более доминирующей американской модели бизнеса, которая ставит интересы акционеров на первом месте и сосредоточен на максимизиции прибыли. Более 50 лет назад основатель и глава WEF Клаус Шваб выступал за «капитализм заинтересованных сторон (на англ.: stakeholder capitalism)» : предприятия должны нести ответственность за интересы не только своих акционеров, а также за интересы своих клиентов, работников, сообществ и окружающей среды. Около 45 лет назад с Сэнди Гроссманом я показал с помощью стандартной экономической модели, что максимизация акционерной стоимости не означает максимизацию социального благосостояния. В этом году бизнес-лидеры и ученые одним голосом говорили, как успешная пропаганда акционерного капитализма со стороны Милтона Фридмана привела непосредственно к кризисам, с которыми мы сталкиваемся сегодня - по крайней мере в США это привело к опиоидной зависимости, детскому диабету, снижению продолжительности жизни на фоне растущих случаев «смерти из-за отчаяния» и разжигание политических разногласий. Безусловно, признание того, что есть проблема, необходимо, если мы хотим изменить курс. Но мы также должны понимать, что причины социальных «болезней» выходят за рамки максимизации акционерной стоимости. В корне проблемы лежит чрезмерная вера неолиберализма в рынки и скептицизм в отношении правительства, что лежит в основе политической программы, направленной на дерегулирование и снижение налогов. После 40-летнего эксперимента мы с уверенностью можем заявить, что это был провалом. Рост оставался на низком уровне и большая часть прибыли пошла «наверх». Хотя это должно быть очевидно, среди наших лидеров бизнеса еще нет единого мнения. Несмотря на то, что аплодисменты президенту США Дональду Трампу, который выступил с одним из вступительных обращений, были самыми «анемичными» из всех, что я видел для глобального лидера, почти никто не подверг его критике. Возможно, аудитория боялась критического твита или чувствовала благодарность за снижение налогов, которое принесло пользу миллиардерам и крупным корпорациям за счет почти всех остальных (действительно, налоговые ставки в США вырастут примерно для 70 процентов тех, кто находится в середине). Когнитивный диссонанс - или нечестность – демонстрировался во всей красе. Участники подчеркивали важность изменения климата и рассказать о мерах, предпринимаемых своими корпорациями по этому поводу, и в то же время приветствовали дерегулирование Трампа, которое позволит США, уже являющимися лидером по выбросам парниковых газов на душу населения, загрязнять даже больше. Более того, несмотря на многочисленные разговоры о капитализме заинтересованных сторон, не было обсуждений о сокращении заработной платы генеральных директоров и управляющих, чтобы уменьшить растущее неравенство в оплате труда, или о первичном элементе корпоративной социальной ответственности: уплате своей справедливой доли налогов путем сдерживания «мультинационального уклонения от уплаты налогов» и обеспечения того, чтобы развивающиеся страны получали свою справедливую долю налоговых поступлений. Это побудило Роба Кокса, глобального редактора Reuters Breakingviews, предположить, что капитализм заинтересованных сторон может стать некоей стратегией, предоставляющей генеральным директорам больше "свобод": если им не удастся достичь целевой уровень прибыли, они будут говорить пустые слова о том, что достигают более широких экологических, социальных и управленческих целей. В центре дискуссии не было и реформ, которые могли бы повысить рыночную власть рабочих путем укрепления профсоюзов и коллективных переговоров, даже если в Европе такие реформы стоят во главе повестки дня новой Европейской комиссии. Ссылаясь на них, некоторые американские фирмы, такие как PayPal, объяснили свою приверженность выплате приемлемой заработной платы, выходящей далеко за рамки минимальной заработной платы, установленной законом. И все же некоторые лидеры бизнеса в Давосе в этом году, особенно европейцы, похоже, осознали важность срочного реагирования на изменение климата и масштабы того, что необходимо сделать. И некоторые действительно сделали гигантские шаги. Возможно, все еще существуют «притворный экологизм» - например банки, которые говорят об энергосберегающих лампочках, ссужают деньги электростанциям, работающим на угле, - но ситуация изменилась. Некоторые лидеры бизнеса также признали, что наши экономические и социальные болезни не утихнут само собой - даже если большинство предприятий были бы социально мотивированными, устремленность на прибыль влечет за собой «гонку на дно». Компания по производству безалкогольных напитков, которая не хочет производить алкогольные напитки с высоким содержанием сахара, которые могут способствовать развитию детского диабета, рискует проиграть менее скрупулезным предприятиям. Короче говоря, свободный капитализм сыграл центральную роль в создании многочисленных кризисов, с которыми сегодня сталкиваются наши общества. Если капитализм собирается работать - если он хочет справиться с этими кризисами и служить обществу - он не может сделать это в его нынешнем виде. Должен быть новый тип капитализма - то, что я в другом месте назвал прогрессивным капитализмом, влекущее за собой лучший баланс правительства, рынков и гражданского общества. Дискуссия в Давосе в этом году может быть частью движения в правильном направлении, но если лидеры действительно подразумевают то, что они говорят, нам нужны некоторые доказательства: корпорации, платящие налоги и приемлемую заработную плату, и уважающие - и даже выступающие за - правительственные постановления по защите здоровья, безопасности, работников и окружающей среды. Джозеф Э. Стиглиц Джозеф Стиглиц, лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор университета в Колумбийском университете и главный экономист в Институте Рузвельта. В последнее время он является автором книги «Люди, власть и прибыль: прогрессивный капитализм в эпоху недовольства». - Ред. (Project Syndicate) #политика #культура #общество #капитализм #идеология #экономика #кризис #социология #всемирныйэкономическийфорум #сша #бизнес