Поиск

Лица, ищущие убежища, осуждают ложь и оскорбления при рассмотрении заявления на статус беженца в Южн


Вспоминая собеседование при рассмотрении заявления на статус беженца, Мохамад Сабри, который ранее был членом «Братьев-мусульман» и сейчас находится в Южной Корее по гуманитарной визе, сказал, что это начало «еще одной несчастной жизни». 38-летний египтянин, приехавший в Южную Корею в 2016 году, чтобы избежать преследования со стороны военного режима, захватившего власть в результате переворота, заявил, что запись собеседования, которого он прошел в рамках рассмотрения заявления на статус беженца, были сфальсифицированы. «На меня нападали в устной форме во время официального собеседования в иммиграционном офисе Сеула», - сказал он во вторник на пресс-конференции в Сеуле, где дал показания о том, что ему пришлось испытать, проходя вышеуказанную беседу вместе с тремя другими лицами, ищущими убежища. «Она сказала мне заткнуться во время интервью. Я пытался попросить интервьюера дать мне возможность ответить на ее вопросы, но переводчик сказал мне: «Я неоднократно говорил вам не разговаривать и не двигаться», - сказал он. «Мне отказали (в предоставлении статуса беженца) из-за фальсификации».

Лица, ищущие убежища, и беженцы выступают во вторник на пресс-конференции в Сеуле. (Ренхап) В письменном протоколе интервью говорится, что он признался, что его заявление было ложным и что он приехал в Южную Корею, чтобы искать работу, сказал Сабри. Год спустя он обнаружил, что то, что он сказал, было записано совершенно неправильно. В четверг, во Всемирный день беженцев, заявители и активисты-беженцы выступили со словами, что Южной Корее предстоит долгий путь, чтобы гарантировать права и надлежащую защиту лиц, ищущих убежища, хотя Южная Корея приняла Закон о беженцах первой в Азии в 2012 году. Они в основном критиковали длительный и небрежный процесс подачи заявлений на статус беженца, неспособность местного правительства защитить основные права человека лиц, ищущих убежища, которым часто отказывают в портах въезда, и несправедливое обращение с лицами, имеющими разрешение на пребывание в стране на гуманитарной основе. С прибытием более 500 йеменских беженцев на остров Чеджу в начале прошлого года, что вызвало здесь настроения против беженцев, южнокорейское правительство стремится до конца года внести поправки в Закон о беженцах, чтобы ужесточить процесс проверки. По словам активистов, предлагаемые Министерством юстиции Южной Кореи изменения создадут более серьезные барьеры для лиц, ищущих убежища, поскольку они подразумевают предварительную подачу заявления. Похоже, это попытка ускорить процесс отсеивания «фальшивых беженцев» или экономических мигрантов. В Южной Корее один из самых низких показателей приема беженцев среди развитых стран. С 1994 года Южная Корея завершила рассмотрение 48 906 заявлений о предоставлении убежища и предоставила статус беженца 936 людям. Коэффициент принятия беженцев за последние четыре года в среднем составлял 3,2 процента. Сейчас около 1990 человек находятся в Южной Корее с разрешениями на «гуманитарное пребывание». Некорректные процедуры Согласно свидетельствам просителей убежища и активистам, интервью с просителями убежища - в основном из арабских стран - были неправильно переведены, неточно записаны или даже пропущены в документах должностных лиц иммиграционной службы. Они считают это систематической попыткой правительства Южной Кореи лишить их статуса беженца. 26-летний египетский беженец, который участвовал в Арабской весне 2010 года, сказал, что его запись интервью также была сфальсифицирована. «Позже, после отказа, мой адвокат помог мне выяснить, что было написано в протоколе моего интервью. Мы были шокированы, потому что протокол содержал ложную информацию и ответы, которые я никогда не давал, и даже информацию, указанную в моем паспорте», - сказал египтянин, который желал оставаться анонимным. Согласно записи интервью, он ответил, что у него нет причин не возвращаться в Египет, и он никогда не сталкивался с нападениями, угрозами или преследованиями ни в Египте, ни в Южной Корее. Это, настаивает он, не то, что он сказал офицеру. В 2017 году Административный суд Сеула подтвердил, что в решении правительства «не признать 55 лиц, ищущих убежища, в качестве беженцев» имелись «серьезные процедурные проблемы», поскольку собеседования проводились в «небрежном» порядке. Внутренняя инспекция Министерства юстиции Южной Кореи в сентябре 2018 года выявила 57 случаев недостоверных интервью и рассмотрела дела касательно 55 лиц, ищущих убежища, которым было отказано в предоставлении статуса беженца. Активисты призывают южнокорейское правительство гарантировать справедливость в процессе скрининга с привлечением большего количества чиновников, обладающих необходимым опытом для рассмотрения заявлений беженцев. За последние годы в Южной Корее наблюдалось шестикратное увеличение числа обращений беженцев - с 2896 в 2014 году до 16 173 в прошлом году - согласно правительственным данным. По состоянию на декабрь 2018 года в стране ожидают рассмотрения заявления 19 931 человек, ищущих убежища. В среднем на получение решения уходит 11 месяцев. «Проблема в том, что правительственные чиновники, которые не имеют опыта в этом секторе, рассматривают заявления беженцев без надлежащей подготовки, как это видно из случаев сфабрикованных интервью с беженцами», - сказала Ким Ен Джу, адвокат по правам человека в центре NANCEN в Сеуле. В июле 2018 года активисты по защите прав беженцев подали петицию в Национальную комиссию по правам человека Южной Кореи о предполагаемой недостоверности в опросах беженцев. «И горстка правительственных чиновников обладает слишком большой полномочией, контролируя весь процесс без проверок на месте», - сказала она. По мере накопления заявлений на статус убежища, Министерство юстиции Южной Кореи увеличило число ответственных должностных лиц с 39 до 91 в этом году. Просители убежища застряли в аэропорту Бедственное положение просителей убежища также можно увидеть в аэропорту, где те, кому было отказано во въезде в Южную Корею и кому отказано в праве на убежище, остаются в затруднительном положении при отсутствии законов, защищающих их основные права. Ангольская семья более шести месяцев находится в транзитной зоне аэропорта Инчхон, поскольку они борются с решением иммиграционного управления не принимать их заявления на статус беженцев. Нкука Лулендо, его жена и четверо детей в возрасте до 10 лет, которые прибыли в Южную Корею по туристическим визам 28 декабря 2018 года, подали иск в феврале, чтобы попросить суд признать недействительным решение иммиграционной службы отказать им во въезде в страну. Они запросили шанс подать заявление на получение статуса беженца в аэропорту, но иммиграционная служба отклонила его, заявив, что у семьи не было «четких причин» искать убежища. В апреле Инчхонский районные суд вынес решение в пользу правительства, посчитав его решение «законным». В соответствии с Законом о беженцах всем лицам, ищущим убежища, разрешается подавать заявление на получение статуса беженца в порту въезда. В течение 7 дней иммиграционная служба должна принять решение о том, принять ли их в страну и начать процесс рассмотрения. Лица, ищущие убежища, которым отказано во въезде, должны вернуться в свои страны или бороться с решением правительства, оставаясь там, где они находятся - будь то в комнате депортации или транзитной зоне. Семья Лулендо обжаловал решение суда, и ожидается, что рассмотрение дела в суде следующей инстанции начнется в июле этого года. Тем временем семья остается в аэропорту. Ли Санг Хён, законный представитель семьи из Ассоциации Дуру, подверг критике Министерство юстиции Южной Кореи за то, что оно лишило беженцев права на убежище без достаточных оснований. «Иммиграционная служба злоупотребляет системой и отфильтровывает слишком много заявлений беженцев в аэропорту еще до того, как их отправляет на надлежащую проверку», - сказал он. «Существуют учреждения и законы, которые гарантируют права на получение убежища и удовлетворение основных потребностей, таких как питание и медицинские услуги, даже после того, как их отклонили в порту въезда. По данным Министерства юстиции Южной Кореи, 756 человек, или более половины из 1428 лиц, ищущих убежища, которые ходатайствовали о предоставлении статуса беженца в порту въезда Южной Кореи, были отклонены в период с июля 2013 года по декабрь 2018 года. Семья Лулендо борется в аэропорту, но многие другие не смогли выдержать ситуацию и были вынуждены сесть на рейсы, идущие куда-то еще, добавил Ли. «Должны быть, по крайней мере, согласованные правила в отношении тех, чьи права на убежище были отклонены в аэропорту, поскольку их (основные права человека) серьезно нарушены», - сказал он. (Laeticia.ock@heraldcorp.com) #herald #heraldkorea #южнаякорея #southkorea #korea #корея #арабскаявесна #братьямусульмане #статусбеженца #иммиграция #правачеловека #убежище #интервью