Поиск

Ракета собственной разработки может стать «билетом» на новый космический порядок – директор KAI

Исполнительный директор KAI, курирующий проект ракеты-носителя «Нури», рассказывает о том, какое значение для Южной Кореи будет иметь предстоящий в октябре запуск


Ли Чан Хан, директор и глава отдела космического бизнеса Korea Aerospace Industries, беседует с The Korea Herald в офисе компании в Сеуле 3 сентября (KAI)


Это первая часть серии интервью с руководителями южнокорейских компаний, стремящихся к космосу. - Ред.


В 2013 году Южная Корея отметила запуск своей первой ракеты - Корейской космической ракеты-носителя №1 «Наро» - со своей территории. Однако первый успех страны в космическом полете стал результатом усилий российских экспертов.


Восемь лет спустя, в условиях усиливающейся космической гонки между сверхдержавами, страна попытается запустить в следующем месяце по-настоящему самодельную ракету - корейскую космическую ракету-носитель №2 «Нури» - из космического центра Наро в Гохыне, провинция Южная Чолла.


«Нури» является южнокорейским проектом во всех смыслах этого слова – начиная от дизайна и заканчивая сборкой. И если все пойдет по плану 21 октября, это даст стране столь необходимый «входной билет» в новый космический порядок, по словам Ли Чан Хана, руководителя Korea Aerospace Industries, курирующего проект.


«Сверхдержавы отправляют свои зонды и астронавтов на Луну и Марс. Почему? Таким образом, они могут устанавливать свои собственные правила и контролировать ресурсы», - сказал в недавнем интервью директор отдела космического бизнеса KAI из своего офиса в Сеуле. «Если Южная Корея не сможет добраться туда собственной ракетой, она потеряет все возможности в космосе».


Его компания, единственный производитель самолетов в Южной Корее, не только обладает ноу-хау в области сборки истребителей, в том числе новейшего KF-21 «Борамэ (Borame)», но и является разработчиком первого южнокорейского вертолета общего назначения «Сурион (Surion)». Частная фирма организовала сборку и системную интеграцию «Нури», возглавив проект стоимостью 2 триллиона вон (1,71 миллиарда долларов США).


Он сказал, что крупные игроки не зря тратят деньги на исследования Луны. Луна - это ворота в космос, и в настоящее время США проявляют большой интерес к южному полюсу Луны, где много льда, из которого можно получить воду и кислород – основные вещества для создания лунной базы.


Он отметил, что среди крупных региональных экономик Южная Корея - единственная страна, не имеющая собственной ракеты.


Даже если Южная Корея продвинет свои спутниковые возможности до уровня, не имеющего себе равных, ей все равно придется полагаться на такие страны, как Россия или США, чтобы вывести их на орбиту.


Ли поделился своим недавним опытом, чтобы подчеркнуть необходимость уверенности в своих возможностях, даже если это может стоить в три раза дороже, чем приобретение ракеты-носителя SpaceX.


«Среднеразмерный спутник KAI, запуск которого состоится в Казахстане в следующем году на российской ракете, вызвал множество вопросов со стороны властей США. Нам пришлось встретиться с высокопоставленным официальным лицом США, чтобы разобраться во всем».


С марта США ввели серию санкций против России в ответ на предполагаемое отравление и последующее тюремное заключение российского оппозиционного политика Алексея Навального. Он пояснил, что новые санкции включают коммерческие космические запуски.


«Если цена европейской ракеты составляет 100, то российская ракета стоит 70, а ракета SpaceX - 50. Ракета южнокорейского производства будет стоить около 150. Но без собственной ракеты Южной Корее придется использовать ракету российского или американского производства, и в зависимости от политических обстоятельств запуск спутника страны может быть недоступен », - сказал Ли.


Успешный запуск «Нури» станет важной вехой для космической программы Южной Кореи после того, как 21 мая были отменены южнокорейско-американские руководящие принципы в области ракет, которые десятилетиями ограничивали усилия Южной Кореи по разработке космических ракет-носителей.


200-тонная трехступенчатая ракета «Нури» провела «мокрую» генеральную репетицию (wet dress rehearsal или WDR) на стартовой площадке Космического центра «Наро» 26 августа, чтобы проверить, правильно ли работают ее системы при экстремальных температурах около минус 183 градусов по Цельсию.


По словам Ли, сборка примерно 270 000 деталей, поставленных примерно 300 южнокорейскими компаниями, была непростой, но вполне выполнимой задачей.


Больше всего KAI беспокоило проектирование «Нури».


«Когда Корейский институт аэрокосмических исследований проектировал Нури и его части, исследовательская организация, финансируемая государством, не рассматривала массовое производство ракеты. Основное внимание было уделено его успешному запуску», - сказал Ли.


Поскольку «Nuri» не разработан для массового производства и автоматизации, инженерам KAI приходилось собирать детали вручную, и они постоянно испытывали страх, что даже малейшая ошибка может поставить под угрозу всю миссию.


«Даже для небольшой детали требовалось около 2000 болтов. Инженеры должны были дважды, трижды проверять болты один за другим», - сказал Ли.


Ракета в настоящее время находится на гудронированном площадке и проходит покраску, в которую входит и южнокорейский флаг. Ли объяснил, что после некоторых заключительных проверок Нури будет установлен на стартовой площадке 20 октября, за день до фактического запуска.


В день октябрьского запуска «Нури» будет нести 1,5-тонный макет полезной нагрузки. Затем, 19 мая 2022 года, он будет нести 200-килограммовый спутник и 1,3-тонный макет полезной нагрузки.


Ким Бён Ук (kbw@heraldcorp.com)


#южнаякорея#корея#политика#экономика#промышленность#ракеты#космос#технология#азия#космическаяпромышленность#общество