Search

Продвижение солнечной энергетики в Южной Корее может в конечном итоге помочь Китаю

Южнокорейские фирмы призывают к защите от импортных солнечных батарей


Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин выступает с речью на церемонии «Декларации видения возобновляемых источников энергии» в Кунсане, провинция Северная Чолла, 30 октября 2018 г. (Администрация Президента ЮК)


Чистая энергия, новые рабочие места и оживленная местная экономика. «Новый зеленый курс», объявленный Президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, призван служить всем этим целям.


Тем не менее его стремление к солнечной энергии рискует пополнить карманы китайских производителей, которые в последние годы завалили местный рынок дешевыми солнечными элементами.


Расследование, проведенное The Korea Herald, показало, что ни одна из компаний, участвующих в государственном проекте стоимостью 5 триллионов вон (4,5 миллиарда долларов) по строительству солнечной фермы на мелиорированных участках на западном побережье страны, не имеет руководящих принципов или стимулов для использования произведенных в Южной Корее солнечных элементов.


Проект «Сэмангым», если он будет завершен в соответствии с планом в 2025 году, будет иметь мощность 2,8 гигаватт. По сообщению Министерства торговли, промышленности и энергетики Южной Кореи, первый этап строительства на 0,5 ГВт начнется в первой половине этого года.


Из первоначальной мощности в 0,5 гигаватт, город Кунсан в провинции Северная Чолла и коммунальное предприятие Korea Midland Power построят по одному объекту мощностью 0,1 гигаватт на суше. Государственная компания Korea Hydro & Nuclear Power, которая управляет ядерными реакторами страны, построит плавучую солнечную электростанцию ​​мощностью 0,3 гигаватта.


Менее чем за четыре месяца до крайнего срока, установленного министерством, ни одна из трех участников проекта - причем все являются государственными организациями - не смогла дать однозначный ответ относительно использования солнечных элементов южнокорейского производства. Фотоэлектрические или солнечные элементы, преобразующие солнечный свет в электричество - это базовый элемент для солнечной электростанции.


«В условиях торгов нет пункта, который предписывал бы использование элементов южнокорейского производства», - сказал представитель Администрации Кунсана. Город уже выбрал предпочтительных претендентов, включая южнокорейского производителя солнечных батарей Hanwha Q Cells, и сейчас рассматривает окончательную кандидатуру.


Аналогичный ответ дала компания Korea Midland Power.


«Komipo (Korea Midland Power) находится в процессе выбора девелопера, и еще не решено, использовать ли южнокорейские солнечные батареи для данного проекта. Кроме того, когда мы ведем переговоры с участниками торгов, не существует таких указаний, требующих использования южнокорейских элементов», - сказал представитель компании.


В ответ на тот же вопрос компания Korea Hydro & Nuclear Power направила следующий ответ: «Еще не решено, требовать ли от участников тендера использовать определенное количество солнечных элементов южнокорейского производства для данного проекта».


Южнокорейские компании в области солнечной энергетики выразили разочарование отсутствием таких руководящих принципов.


По их словам, проект «Сэмангым» является ярким примером того, как правительство пренебрегает усилиями по развитию южнокорейской промышленности, несмотря на то, что рекламирует влияние «Нового зеленого курса» на развитие местного сектора альтернативной энергетики и создание новых рабочих мест.


«Президент Южной Кореи позволяет китайским элементам доминировать даже в государственных проектах», - сказал представитель одной из крупных южнокорейских компаний, работающих в области солнечной энергетики. По его словам, это резко контрастирует с тем, что делают США для защиты своей солнечной энергетики.


Проникновение китайских батарей, которые на 10-20 процентов дешевле, чем у местных, - проблема не только Южной Кореи.


США при бывшем президенте Дональде Трампе ввели 15-процентный тариф на солнечные элементы и модули из Китая, которых новая администрация Байдена пока не затронула.


Южнокорейское правительство, позиционирующее себя как поборник справедливой и открытой торговли в эпоху торговых войн и санкций, не имеет такой защиты для местных фирм.


На данный момент нет доступных данных о доле иностранных солнечных элементов на южнокорейском рынке, так как Министерство энергетики ЮК классифицирует импортированных элементов как местную продукцию, если они собраны в солнечные модули внутри страны.


В октябре прошлого года южнокорейский депутат Хан Му Кён из основной оппозиционной Партии народной власти сообщил, что иностранные солнечные элементы занимали 91,6 процента местного рынка по состоянию на 2019 год, согласно проведенному им анализу. В том же году Южная Корея импортировала из-за границы 5 666 метрических тонн солнечных элементов, которых достаточно для производства 3,3 гигаватт солнечных модулей. В 2019 году Южная Корея установила 3,6 гигаватта солнечных модулей.


В том же году официальные данные Корейского энергетического агентства показали, что в Южной Корее соотношение местных солнечных модулей к китайским составляет 78,4% к 21,6%. По состоянию на первую половину 2020 года этот разрыв сократился до 67,4% к 32,6%, что позволило китайской продукции впервые преодолеть 30-процентную отметку.


После жалоб от игроков отрасли на то, что данные не отражают правильную картину рынка, с этого месяца агентство начнет классифицировать солнечные модули на основе происхождения их элементов, а не по месту их сборки, говорится в сообщении.


Когда попросили высказать мнение по поводу доминирования китайских элементов в Южной Корее и перспективу «Нового зеленого курса», которая принесет дополнительную пользу китайским производителям элементов, представитель Министерства энергетики ЮК сказал следующее: «у министерства нет полномочий заставлять частные компании использовать солнечные элементы южнокорейского производства».


Что касается государственных проектов, таких как солнечная ферма «Сэмангым», правительство могло бы сделать так, чтобы коммунальные предприятия отдавали предпочтение местным изделиям над импортируемыми, но это тоже рискует нарушить международные правила, установленные Всемирной торговой организацией, добавил чиновник.


Ким Бён Ук (kbw@heraldcorp.com)


#южнаякорея #корея #политика #экономика #промышленность #солнечнаяэнергетика #бизнес #общество #китай #экология

KOREA HERALD RUSSIAN EDITION
Copyright KOREA HERALD & WS PARTNERS

Operated by WS PARTNERS
All Rights Reserved.

Address: 53 Mapodaero, Mapo-gu, Seoul, South Korea

Tel.: +82-2-6414-8765